mjinnocent

Category:

Художники, которые рисовали суд над Майклом Джексоном

В США на судах в основном запрещено присутствие фотографов и видеооператоров. Поэтому изображения того, что происходит в суде, СМИ получают от специальных художников, которых называют «судебные зарисовщики». 

Считается, что история этой профессии в США началась в 17 веке с суда над «салемскими ведьмами». 

В начале 20 века, когда появились фото- и кинокамеры, поначалу их допускали в суды. Но в 1935 году все изменил знаменитый процесс по делу о похищении и убийстве полуторагодовалого сына авиатора Чарльза Линдберга. После того, как зал суда заполонили стрекочущие кинокамеры, щелкающие фотозатворы, яркие вспышки и громоздкие треноги, Американская ассоциация юристов наложила запрет на всю эту технику, и средствам массовой информации пришлось искать другие способы получать иллюстрации для своих новостей.

Решение нашлось не сразу. Примерно 30 лет спустя, во время суда над убийцей Ли Харви Освальда телеканал CBS нанял художника Говарда Броди, чтобы он запечатлел лицо убийцы — Джека Руби. Так появилась профессия судебного зарисовщика в том виде, в каком она существует теперь.

Однако к семидесятым годам, под натиском технического прогресса и возросшего интереса публики, суды начали сдаваться, и в некоторых штатах стали время от времени разрешать присутствие камер. В 1993 году, во время следствия по первому обвинению Майкла Джексона в домогательстве к ребенку, вопрос о телесъемке и прямой трансляции суда (если он будет) казался делом почти решенным. Судебные зарисовщики готовились прощаться со своей профессией, но этот суд не состоялся.

В 1994 году на процессе по делу О-Джея Симпсона, по просьбам и адвокатов, и прокуроров, судья Лэнс Ито разрешил присутствие в суде одной телекамеры. Судебные зарисовщики решили, что теперь их песенка уж точно спета. Но видеосъемка превратила суд в шоу. Как вспоминала художница Мона Шейфер-Эдвардс, которая работала на этом суде: «свидетели на суде выглядели совершенно иначе, чем на предварительных слушаниях. Горничные являлись в суд при полном параде: одежда, макияж, новые модные прически. Адвокаты и прокуроры старались расположить своих свидетелей «под правильным углом», чтобы они хорошо получались на камеру. Это был цирк».

О-Джей Симпсон, художник Мона Шейфер-Эдвардс.
О-Джей Симпсон, художник Мона Шейфер-Эдвардс.

Поэтому до сих пор фото- и видеосъемка используется в судах США крайне ограниченно, и профессия судебного зарисовщика продолжает существовать. Их нанимают на определенный суд новостные агентства, телеканалы, газеты, журналы. Каждое агентство может нанять собственного зарисовщика, и тогда в зале суда их присутствует несколько. Чаще всего все заинтересованные агентства все вместе нанимают одного-двух художников.

Во время судебного процесса над Майклом Джексоном в 2005 году — в котором он обвинялся в домогательствах к несовершеннолетнему и был признан невиновным — в зале суда работали три известных художника: Билл Роблес, Мона Шейфер-Эдвардс и Келли Эллен Берингер.

Как и в любой профессии, в деле судебной зарисовки есть свои тонкости и требования.

«Ты должен нарисовать не шарж, не карикатуру, и не портрет, — говорит художница Мона Шейфер-Эдвардс. — Требуется запечатлеть момент истории».

«Художник, конечно, не фотокамера, зато художник может делать то, чего фотокамера не умеет», — говорит Билл Роблес.

Майкл Джексон на суде 2005 года,  художник Билл Роблес
Майкл Джексон на суде 2005 года, художник Билл Роблес

БИЛЛ РОБЛЕС (BILL ROBLES)

Билл Роблес — всемирно известный судебный зарисовщик. За свою почти 50-летнюю карьеру он рисовал многие знаменитые судебные процессы, среди них дела О-Джея Симпсона, Роберта Блейка, Джона Делориана, Пэрис Хилтон, Линдси Лохан, суд по делу детского сада МакМартин. Роблес также был одним из нескольких художников, нанятых, чтобы запечатлеть запуск и приземление космического шаттла «Колумбия» для НАСА.

Билл Роблес и его работы (слева – Майкл).
Билл Роблес и его работы (слева – Майкл).

Самой первой судебной работой Билла Роблеса был громкий процесс над Чарльзом Мэнсоном в 1970 году. Во время судебного заседания Чарльз Мэнсон внезапно кинулся на судью, держа в руке остро отточенный карандаш. Билл Роблес зарисовал этот момент — и карандаш, падающий из руки Мэнсона:

Роблес рисовал на нескольких судах Майкла Джексона — не только суд 2005 года по делу о домогательствах, но и другие, менее известные процессы о плагиате и денежных спорах. Роблес рисовал и на суде по делу Кэтрин Джексон против AEG.

Суд 2005 г, Майкл Джексон и адвокат Том Мезеро.
Суд 2005 г, Майкл Джексон и адвокат Том Мезеро.
На суде Кэтрин Джексон против AEG.
На суде Кэтрин Джексон против AEG.

Во время суда 2005 года Роблес дал интервью о том, как ему работалось на этом суде (источник):

________________

«Я просыпаюсь в половине шестого утра, чтобы выйти из отеля в семь. Прибываю в Лагерь Джексона, забрасываю свой чемодан — дипломат на колесах, с длинной ручкой — в палатку для прессы. После завтрака иду в зал суда и сажусь на место в переднем ряду, отведенное для меня Высшим судом Санта-Марии, рядом с присяжными. Джексон появляется между 8:20 и 8:28, и судья открывает заседание в 8:30, минута в минуту. Я разглядываю подсудимого, обвинителей, адвокатов. Изучаю, что надето на подсудимом, чтобы правильно выбрать цвета, подмечаю, есть ли какие-то значки или медальоны, какие пуговицы на его жилете. Я — Билл Роблес, один из трех судебных художников на суде над Майклом Джексоном.

Судья Родни Меллвил правит своим судом жестко: с тремя 10-минутными перерывами, но без перерыва на ланч. Такой режим прозвали «диетой Меллвила». Во время первой сессии с 8:30 до 9:45 утра я делаю один или два рисунка маркером и акварелью, в перерыве добавляю финальные штрихи и несу наружу; ветер треплет веленевую бумагу, пока я не прикреплю ее к пенопласту на доске.

Судья Родни Меллвил.
Судья Родни Меллвил.

Там у нас есть пюпитр, с куском белого оргалита 23х23 дюйма. Телеоператоры и фотографы выстраиваются, чтобы снять мои работы на камеры и фотоаппараты для телевидения и печати. В день предъявления обвинений и в первый день отбора присяжных в очереди стояли 28 телестанций и новостных агентств. В эту цифровую эпоху они все еще зависят от меня, от моего планшета за 20 долларов, от фломастера и маркера в моей руке, чтобы получить изображения, которые они пошлют по спутниковой связи к миллионам людей.

В суде показывают отрывки из записей Башира, которые не вошли в его фильм. На переднем плане = прокуроры Снеддон и Зонен
В суде показывают отрывки из записей Башира, которые не вошли в его фильм. На переднем плане = прокуроры Снеддон и Зонен

После долгих лет карьеры я работаю довольно быстро; это стало таким же естественным, как дышать. Ко второму перерыву в 11:30 у меня готово еще несколько рисунков, и еще несколько — к последнему перерыву в 13:15. У судьи есть чувство юмора, но он держится правил и движет процесс вперед. Я жду, что скажет судья Мелвилл адвокату или прокурору. Он говорит: «Задавайте ваш следующий вопрос».

Том Снеддон допрашивает Джой Робсон.
Том Снеддон допрашивает Джой Робсон.
Шанталь Робсон, сестра Уэйда
Шанталь Робсон, сестра Уэйда

К тому времени, как слушание окончится в 14:30 — тоже минута в минуту, как и началось — я нарисую 6 или 8 рисунков. По одному на каждого свидетеля, и по одному — Джексона, судьи, прокуроров и адвокатов. Юристы обычно имеют свои характерные позы. Адвокат защиты Том Мезеро опирается на один локоть; прокурор Том Снеддон кладет обе руки на трибуну или стоит, скрестив руки на груди. Я жду определенных жестов, чтобы сделать рисунок интереснее: движение придает ему выразительности.

Прокурор Том Снеддон
Прокурор Том Снеддон

Двое из судебных художников по очереди занимают место в переднем ряду. Отсюда лучше видно. Когда в зале три художника, один удаляется в соседнюю комнату с монитором, но на мониторе трудно разглядеть детали.

Прокурор Зонен допрашивает Марка Герагоса
Прокурор Зонен допрашивает Марка Герагоса
Мезеро допрашивает Джанет Арвизо
Мезеро допрашивает Джанет Арвизо
Мезеро допрашивает видеооператора Хамида Мослехи
Мезеро допрашивает видеооператора Хамида Мослехи

Худшая часть моей профессии — это пиратство моих работ, когда их транслируют, не уведомляя меня и не спрашивая разрешения.

Лучшая часть моей профессии — это азарт работы на скорость в эпицентре волнительного суда. Я могу рисовать так, как я хочу, и если результат всех устраивает, тебя уважают коллеги и СМИ. Ты знаешь требования, чтобы попасть в формат телеэкрана, и ты должен cделать рисунок простым и ясным.

Дэбби Роу
Дэбби Роу

Я стараюсь передать то, что вижу, в формате виньетки, когда рисунок с размытыми краями как бы парит в воздухе. Вокруг головы я использую светлые краски, чтобы выделить лицо.

Майкл Джексон такой высокий и худой. На прошлой неделе он выглядел зеленым, поэтому я использовал немного больше голубого и зеленого. У него впалые щеки. Со своего места я вижу его сбоку, и его волосы закрывают почти все его лицо, если он не поворачивает голову. Иногда я рисую только его нос, подбородок и часть челюсти.

На скамье свидетелей - Гевин Арвизо
На скамье свидетелей - Гевин Арвизо

(Я рисую лица взрослых свидетелей, и телеканал сам решает, если хочет, размыть лицо. Но я не рисую черты лиц несовершеннолетних свидетелей.)

Маколей Калкин
Маколей Калкин

В моей работе приходится спешить, чтобы успеть сделать рисунок к перерыву. Я добавляю финальные штрихи и растушевываю краски ладонью и пальцами вместо того, чтобы использовать аэрограф. Мои руки всегда запачканы стойким маркером, и я пытаюсь их отмыть, когда могу, мылом и бумажным полотенцем. Мне слишком многое нужно успеть сделать за 10-минутный перерыв, поэтому я стараюсь пить поменьше кофе и не пью воду весь день, кроме той, которой запиваю свои утренние витамины. Любого, кто покидает зал суда вне установленных перерывов, не пускают обратно, пока эта часть заседания не окончится.

На скамье свидетелей - Джун Чандлер
На скамье свидетелей - Джун Чандлер

Майкл Джексон, всемирно известная фигура, кажется мне очень мягким и скромным. Однажды в зале суда, во время отбора присяжных, он подошел ко мне и попросил мою визитную карточку — на которой, кстати, есть его изображение. Это было невероятно: когда я показал ему рисунок, где изображен он с его адвокатами, его лицо засветилось, как Рождественская елка. Обычно мои визитки просят только юристы.

Майкл Джексон, Том Мезеро и Сьюзан Ю. Тот самый рисунок, который так понравился Майклу.
Майкл Джексон, Том Мезеро и Сьюзан Ю. Тот самый рисунок, который так понравился Майклу.

Я использую планшет, фломастер и цветные маркеры.

Пока идет заседание, я слушаю показания, смотрю на интересные лица. Мне не позволено рисовать присяжных, которые поглядывают на меня время от времени, но обычно все они поглощены тем, что происходит в зале суда.

Но он все-таки нарисовал присяжных.
Но он все-таки нарисовал присяжных.

К концу дня все измучены. К тому времени, как все заканчивается, уже 15:30 или 16:00.

Когда я оглядываюсь на все то время, что я провел в зале суда, я знаю, что я принимал участие в чем-то крупном, я думаю про обстоятельства, которые свели меня с человеком, о котором раньше я только читал. История поместила меня в гущу событий.»

Зачитывается вердикт присяжных
Зачитывается вердикт присяжных
Майкл и его адвокаты во время оглашение вердикта присяжных.
Майкл и его адвокаты во время оглашение вердикта присяжных.

_______________________

О моменте оглашения вердикта Билл Роблес упомянул в этой статье.

«Когда зачитывали вердикты, и мы слышали: «Невиновен», «Невиновен», на лице Майкла не дрогнул ни мускул. Потом он вытянул из кармана платок, и слегка промокнул глаза. Женщина, одна из его адвокатов (Сьюзан Ю), расплакалась. Она восприняла это очень эмоционально»

О реакции Сьюзан Ю рассказывала одна из присяжных: «В течение суда она была всегда такая сдержанная, собранная. На оглашении вердикта у нее потекли слезы, и она просто разрыдалась».

____________________

ВИКИ ЭЛЛЕН БЕРИНГЕР (VICKI ELLEN BEHRINGER)

и МОНА ШЕЙФЕР-ЭДВАРДС (MONA SHAFER EDWARDS)

Вики Берингер
Вики Берингер

Интересная статья о работе судебного зарисовщика здесь. Несколько отрывков из этой статьи:

«Я продавала свои работы многим адвокатам, — говорит Вики Берингер. В основном они хотят рисунки только тогда, когда победили в суде». Некоторые молодые адвокаты, только что закончившие юридическую школу, отдельно нанимают ее прийти в суд, чтобы она их нарисовала. «Думаю, она хотят показать своим родителям, что не зря отучились в юридической школе».

Мона Шейфер-Эдвардс
Мона Шейфер-Эдвардс

Мона Эдвардс рассказывает, что иногда адвокаты или прокуроры подходят к ней и просят нарисовать их «покрасивее». «Мужчины подходят ко мне и просят добавить им волос на голове или сделать их более стройными и симпатичными, — говорит она. — Женщины никогда не обращались ко мне с просьбами убавить им вес или что-либо подобное. Всегда только мужчины».

В статье также рассказывается об основных сложностях этой работы. Например, трудно рисовать, если на человеке одежда в мелкий горошек или полоску, или если подсудимый сидит в зале суда за решеткой — рисование такой одежды и прутьев решетки отнимает много времени. Другая сложность — если внешность человека сильно меняется в течение месяцев, пока идет суд. Некоторые сильно худеют, некоторые сильно толстеют.

Вики Берингер говорит, что самые драматичные изменения во внешности происходили у Майкла Джексона. «Каждый день у него была новая одежда, с новыми повязками на рукаве, а его прическа менялась в течение недели. Однажды, в понедельник его волосы вдруг стали длиннее, чем в пятницу. Я подумала: как он это сделал?».

Майкл Джексон, рисунок Моны Шейфер-Эдвардс
Майкл Джексон, рисунок Моны Шейфер-Эдвардс

_____________

Вики Берингер рассказывала о своей работе в этой статье, и ее спросили о суде Майкла Джексона:

«Я могла бы написать целую книгу о том суде. Каждый суд имеет свои особенности, и суд над Майклом очень отличался от всех других. Первое, что поразило меня, это каким Майкл выглядел скромным и испуганным. Я действительно считаю, что он думает и чувствует не так, как думаем и чувствуем мы все, остальные. Он казался мне потерянным и напуганным. В суде были очень жесткие правила и четкое расписание. Позже я узнала, что это было ради нашей безопасности, и для безопасности Майкла и его семьи.

Я всегда любила его музыку, особенно, когда он был маленьким и пел вместе с братьями в «Джексон 5». Лицом к лицу он выглядел таким человечным и настоящим, что я не чувствовала никакого «фактора знаменитости», который я воображала до встречи с ним». 

Допрос Адриан Макманус, рисунок Берингер
Допрос Адриан Макманус, рисунок Берингер
Допрос Бланки Франсия, рисунок Берингер
Допрос Бланки Франсия, рисунок Берингер
Прокурор Зонен допрашивает Уэйда Робсона.
Прокурор Зонен допрашивает Уэйда Робсона.

___________________

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic