mjinnocent

Categories:

Доказательство невиновности Майкла Джексона

Есть сотни неопровержимых улик, свидетельствующих о том, что каждый обвинитель Майкла Джексона лжет. Подробному разбору этих улик посвящен этот мой блог, а также множество других сайтов, например, сообщество в ВК clubmjinnocent.

Если вы знаете английский, то можете сами найти эти улики в первоисточниках: прочитать транскрипты судебных документов по делу 2005 года, статьи, книги, интервью и так далее, и самостоятельно убедиться, что обвинители лгут. Все вместе и каждый в отдельности. Причем их лживые истории очень похожи между собой, потому что происходят из одного источника — из книги педофила Виктора Гутьерреса.

Однако, даже многие из тех, кто отлично знает и понимает, что обвинители лгут, продолжают сомневаться в полной невиновности Майкла Джексона. Даже некоторые поклонники и защитники Майкла в своих постах и комментариях добавляют осторожные оговорки, типа «я, конечно, не знаю наверняка, но…», «мы не можем знать точно…» и т. д.

Мы МОЖЕМ знать совершенно точно, и в этом посте я постараюсь объяснить, каким образом мы можем это знать.

1. В чем состоит проблема доказательства невиновности?

Эту проблему поняли еще древние римляне: «отрицательный факт невозможно доказать». То есть, можно доказать, что некое событие ПРОИЗОШЛО, но невозможно доказать, что оно НЕ ПРОИЗОШЛО.

Почему так?

Потому что любое произошедшее событие оставляет в реальности следы. Следы могут быть малозаметными или даже вообще незаметными человеческому глазу, но следы, тем не менее, остаются. Эти следы можно найти, и они станут уликой, подтверждающей, что событие произошло.

Но событие, которое не произошло, естественно, не оставило в реальности никакого следа. Проблема в том, что отсутствие следов не является доказательством того, что событие не происходило. Всегда найдется кто-то, кто возразит вам, что «вы просто плохо искали» или что «следы есть, просто они незаметные».

Тем не менее, можно доказать, что «событие А» не произошло, если доказать, что произошло «событие Б», которое полностью исключает ВЕРОЯТНОСТЬ «события А». Классический пример такого доказательства — алиби. Человек может доказать, что он не совершал преступления, если он докажет, что во время совершения преступления он находился от места преступления настолько далеко, что вероятность того, что он мог совершить это преступление, полностью исключена.

В деле Майкла Джексона существуют доказательства «событий Б», которые полностью исключают вероятность того, что Майкл Джексон когда-либо совершал приписываемое ему преступление.

2. Каковы же эти доказательства «событий Б»?

Для начала представьте себе, что вы решили разыграть своего товарища, и рассказали ему такую свою фантазию: «Мой сосед только что убил свою жену, и сейчас у нас на лестничной клетке — толпа полиции». Через минуту вы выглядываете на лестничную клетку, и видите, что действительно, там толпа полиции, и ваш сосед в самом деле убил свою жену.

Какова вероятность такого совпадения вашей фантазии с реальностью?

Не большая, но все же вероятность существует. Особенно, если то, что вы считали собственной фантазией, на самом деле было подсказано вам реальностью: например, вы знали о плохих отношениях этих мужа и жены, и знали, что муж очень агрессивный человек.

Теперь представьте себе, что в это же самое время, в ответ на вашу байку, ваш товарищ рассказал вам две собственные фантазии: «А у нас тут в одной соседней квартире пожар, а в другой лопнул кран и ее затопило». Ваш товарищ выглядывает в коридор, и видит, что события, которые он только что выдумал, происходят на самом деле: в одной квартире пожар, другую затопило.

Какова вероятность того, что ВСЕ ТРИ фантазии совпадут с реальностью, причем ОДНОВРЕМЕННО? Нулевая.

В деле Майкла Джексона присутствуют сразу ПЯТЬ ФАНТАЗИЙ о его виновности. Первый обвинитель, Джордан Чандлер солгал в 1993 году. Второй обвинитель, Джейсон Франсия, солгал в 1994 году. Третий обвинитель, Гевин Арвизо, солгал в 2003 году. Четвертый, Уэйд Робсон, солгал в 2013 году. Пятый, Джеймс Сейфчак, солгал в 2014 году.

Доказательств их лжи — воз и маленькая тележка, этому посвящен мой блог, и в данной статье я не стану это подробно рассматривать. Суть в том, что если все пятеро обвинителей рассказали полностью вымышленные истории, то вероятность того, что эти пять вымышленных историй каким-то образом совпадают с реальностью — нулевая.

Доказательство «событий Б» — это доказательства лжи каждого из основных пяти обвинителей: Чандлера, Франсии, Арвизо, Робсона и Сейфчака.

То есть, если вы изучили истории обвинителей и поняли, что каждый из них лжет — и знаете при этом, что полиция Лос-Анджелеса и Санта-Барбары вцепились в их истории, как бешеные псы, знаете, как СМИ буквально носили обвинителей на руках и платили огромные деньги тем, кто готов сказать любую грязь о Джексоне — и при этом вы считаете вероятным, что Джексон в это самое время на самом деле мог растлевать каких-то других мальчиков, которые до сих пор либо молчат, либо яростно его защищают… то у вас проблемы с восприятием реальности.

3. В таком случае, какого рода эти ваши проблемы с восприятием реальности?

Напомню известный анекдот:

Один человек звонит другому и говорит:

— Вот ты был вчера у нас в гостях, а после твоего ухода пропали серебряные ложки!

— Я их не брал, я порядочный человек!

— Но ложки-то пропали! Не ходи больше к нам в гости!

На следующий день «пострадавший» снова звонит:

— Ложки нашлись!

— Ну, значит, я могу снова приходить к вам в гости?

— Нет! Ложки нашлись, а осадок остался!

«Осадок» в данном случае — это неприятное чувство, оставшееся от подозрений. Осадок — это след эмоции, которая остается в вашей памяти, даже если вы умом понимаете, что для этой эмоции не было причин.

В случае с Майклом Джексоном, если вы внимательно изучили дело, и увидели конкретные доказательства лжи каждого из обвинителей, но при этом продолжаете сомневаться в полной невиновности Джексона — то в вас говорит именно этот «осадок». Вы уже представили себе образ Майкла Джексона таким, каким этот образ рисуют обвинители, и даже после того, как вы убедились, что обвинители лгут, этот навязанный ими образ продолжает стоять у вас перед глазами.

Фальшивый образ Джексона-негодяя создан из историй пятерых лже-жертв и десятка лже-свидетелей. Если вы изучите их истории одну за другой, то вам станет ясно, что каждая из них лживая, причем все они исходят из одного источника — то есть, это на самом деле ОДНА лживая история, повторенная многими людьми.

Уберите из общей картины лживые истории, и что останется? Останется Майкл Джексон, против которого никогда не было ни одного НАСТОЯЩЕГО обвинения. А еще останутся рассказы многих сотен людей, которые его знали близко и многие годы, и которые говорят о нем только хорошее — причем их рассказы (в отличие от рассказов обвинителей) ни в чем не противоречат ни реальности, ни между собой.

4. Но почему это так сложно осознать?

Потому что история лживых обвинений против Майкла состоит из МИЛЛИОНА деталей.

И ни одна деталь, взятая в отдельности, не может являться доказательством его невиновности, просто потому, что ВООБЩЕ НИЧТО не может быть доказательством того, что событие НЕ произошло, потому что, как мы помним: «невозможно доказать отрицательный факт».

Детали четко показывают картину невиновности Джексона, только если их взять ВСЕ ВМЕСТЕ и одновременно, и увидеть всю картину ЦЕЛИКОМ.

Эти детали необходимо видеть именно вместе и одновременно, потому что они являются деталями ОДНОЙ истории.

И проблема состоит в том, что большинству людей, к сожалению, трудно удержать в голове одновременно такое большое количество информации, и они смотрят на каждую деталь в отдельности, причем пока смотрят на вторую деталь, забывают про первую.

Поэтому споры с теми, кто сомневается в невиновности Джексона получаются такими:

Мы говорим: «Смотрите: 2+3+10+3/4+8/16 +4*2 равняется 24,25, где «24,25» — это невиновность Джексона».

А они спорят: «Но 2 не равняется «24,25», и 3 не равняется «24,25», а 3/4 я вообще не могу вычислить, поэтому и считать не стану. И потому, что я лично не способен сосчитать — и даже не могу запомнить все эти цифры — я продолжаю сомневаться. А раз уж я продолжаю сомневаться, значит, Джексон может быть виновен…».

Вот поэтому, товарищи, так важна математика в школе. Чтобы тренировать извилины, ответственные за логику. И чтобы увеличивать свой объем внимания (attention span) — то есть, способность удерживать в голове одновременно большой объем информации.

5. Какова же картина?

Попробую изложить ее максимально коротко:

В 1986 году педофил и член НАМБЛА Виктор Гутьеррес загорелся идеей представить Майкла Джексона педофилом, хотя он лично Джексона не знал, и вообще не знал о нем ничего. До 1993 года он безуспешно пытался завербовать себе в помощники персонал и друзей Майкла Джексона. Гутьеррес пытался убедить их, что Майкл Джексон педофил, но никто из тех, кто знал Майкла лично, ему не верил. И обо всем этом мы знаем напрямую из собственных слов Гутьерреса.

В конце мая 1993 года Виктор Гутьеррес наконец вышел на единственного человека, который ему поверил — на Эвана Чандлера. В тот момент Эван был ГОТОВ в это поверить, потому что а) он ревновал, видя, как его сын Джорди привязан к Майклу, б) он хотел сам подружиться с Майклом, но это ему не удалось, в) он пытался поиметь денег с Майкла, но это ему не удалось, г) он был недалеким человеком, и д) он был психически неуравновешенным человеком: в конце жизни он имел диагноз «биполярное расстройство», и хотя мы не знаем, когда был официально поставлен диагноз, проявления этого расстройства можно заметить в его поведении уже в 1993 году.

Совершенно точно известно, что Чандлеры встречались с Гутьерресом: это подтвердил он сам, это подтвердил Рей Чандлер, это подтвердил Джордан Чандлер — когда в судебном документе по делу о «видеокассете» из списка имен, в котором было и имя Гутьерреса, Джордан назвал тех, с кем он никогда не встречался — Макманус, Чакона, Абдул — и при этом НЕ назвал имя Гутьерреса. Иначе говоря, подтвердил, что встречался с ним.

При этом в своей книге Чандлеры не говорят о Гутьерресе ни слова. То есть, они осознают, что его участие в этом деле — это улика против них. 

В июне 1993 года Эван начал высказывать смутные угрозы и подозрения, хотя в своей книге он ничего не говорит о том, что же вызвало его подозрения. Джорди говорит в беседе с психиатром Гарднером, что подозрения Эвана возникли только потому, что Джорди стал копировать Майкла (манера речи, манера шутить и т.п.). Это совершенно смехотворное объяснение, поскольку дети (да и взрослые тоже) ВСЕГДА кого-то копируют — родителей, друзей, а уж тем более суперзвезд.

Джорди отрицал какие-либо домогательства: в июне — ответ на вопросы своего отца, и в июле — в ответ на вопросы частного детектива Энтони Пелликано. Тем не менее, Эван нанял адвоката, с которым начал выстраивать свой «план» против Джексона. Какое удивительное совпадение, что подозрения Эвана, изначально возникшие вроде бы на пустом месте, вдруг были подтверждены его сыном в середине июля! Не иначе, Эван был ясновидящим.

Подозрения Эвана на самом деле были вызваны ФАНТАЗИЯМИ Гутьерреса, которые тот представил Эвану как факт.

Вместо того, чтобы помчаться в полицию, как сделал бы любой нормальный родитель, Эван высказал свои «подозрения» Майклу Джексону и потребовал денег. Как бы поступил виновный? Сразу же заплатил бы, верно? Ну или подкараулил бы Эвана темной ночкой и…

Но Майкл Джексон стал советоваться со своими адвокатами и частным детективом. Нужно ли было бы виновному вовлекать в это других людей? Эван на то и рассчитывал, что Майкл заплатит, потому что побоится огласки. Хотя Эван прекрасно знал, что Майкл и пальцем не тронул его сына, он все же, я полагаю, поверил в байки Гутьерреса о других детях.

В июле и августе Эван продолжал вести с Майклом и его адвокатами денежные переговоры, требуя 20 миллионов долларов.

И только когда возникла угроза, что Джун Чандлер (мать) отберет у Эвана сына, Эван повел сына к психиатру, чтобы именно психиатр доложил властям о «растлении». И это при том, что Эван, как медработник, был по закону обязан сообщать о любых подозрениях в плохом обращении с детьми, и не нес никакой ответственности даже в том в случае, если подозрения оказались бы ложными — даже имея такую привилегию, Эван побоялся идти в полицию сам.

Адвокат Эвана, Ларри Фельдман, подал против Джексона гражданский иск о возмещении морального ущерба на сумму 30 миллионов долларов. Этот гражданский иск был закрыт мировым соглашением 25 января 1994 года с выплатой 15 миллионов долларов, в котором Джексон не признавал себя виновным — и Чандлеры поставили под этим свои подписи.

Полицейское расследование по делу Чандлеров, как известно, закончилось полным пшиком в сентябре 1994 года. Чандлеры отказались свидетельствовать в уголовном суде. Если кому-то кажется, что выплата по мировому соглашению закрыла Чандлерам рот, то как вы объясните то, что буквально на следующий день после подписания соглашения Чандлеры кинулись продавать книгу с обвинениями? Что Эван Чандлер подал новый денежный иск против Джексона в суд Санта-Марии, с требованием 60 млн долларов?  Что еще через год сам Джорди Чандлер подал денежный иск против Джексона в суд Лос-Анджелеса, с требованием 60 млн долларов? (оба иска были признаны безосновательными и отклонены судом, Эван остался должен Майклу за расходы на адвокатов). Что Рей Чандлер зарабатывал деньги, появляясь в бесчисленных фильмах и интервью против Джексона? Что позже адвокаты Джексона (его адвокаты, а не прокуроры!) пытались вызвать Рея Чандлера в суд с его «ключевыми» документами — и Рей встал на уши, чтобы отбиться от судебной повестки и так и не явился в суд? Что Джун Чандлер была вызвана в суд прокурорами и свободно свидетельствовала против Джексона?

За что Майкл платил-то? Какое «затыкание рта» он оплатил, если очевидно, что рот Чандлеров закрывался только тогда, когда они ели и спали?

Забавно, что в своей книге Чандлеры описывают эпизод, в котором они обсуждают дело со своими адвокатами, и если первым в суде будет слушаться гражданское (денежное) дело, а не уголовное, то на уголовный суд они потом не пойдут, потому что, мол, второй суд — «это слишком большой стресс». Однако они обсуждают возможность пойти на второй (гражданский, т. е. денежный) суд, если первым будет слушаться уголовное дело! В этом случае второй суд уже не стресс? 

После Чандлеров прошло десять лет, и за это время не появилось никаких новых «жертв».

В 2003 г вышел фильм Мартина Башира «Жизнь с Майклом Джексоном», в котором принял участие 13-летний мальчик Гевин Арвизо. «Общественность» стала требовать провести расследование отношений Майкла Джексона с этим мальчиком.

На самом деле «общественность» представляли всего три человека: адвокат Глория Олред, психолог Кэрол Либерман… и Опра Уинфри. Этих троих не волновало благополучие мальчиков, как они уверяли. Они попросту пиарили себя на этой теме. Они знали, что стоит им упомянуть имя Майкла в связи со скандалом — и их собственные имена станут повторять в прессе и на ТВ с утра до вечера! Бесплатная реклама! Глория Олред созвала журналистов послушать ее заявления. Кэрол Либерман написала письмо в прокуратуру с требованием расследования, созвала журналистов с телекамерами, чтобы они засняли, как она, с «письмом» в руках, демонстративно поднимается по ступенькам в прокуратуру. Опра Уинфри провела ток-шоу, где расспрашивала людей об их впечатлении от фильма Башира и от фильма самого Майкла, который он выпустил в качестве ответа на фильм Башира.

Гевин Арвизо и его семья — мать, брат и сестра — отрицали какие-либо домогательства с февраля по май 2003 года. Отрицали в ответ на вопрос директора школы Гевина. Отрицали, когда из опрашивали социальные работники из Детской Службы. Отрицали, когда их опрашивала полиция. Отрицали до тех пор, пока в их жизни не появились персонажи из первой серии: адвокат Ларри Фельдман (выбивший деньги для Чандлеров… и лично для себя не менее 3 миллионов из той сделки), подручный Фельдмана психиатр Стэнли Катц, который принимал участие в деле Чандлеров, и прокурор Том Снеддон, которому очень хотелось засадить Джексона по делу Чандлеров, но тогда ему это не удалось.

Том Снеддон искренне верил, что Джексон совершал преступления, в которых его обвиняют. Что интересно, при этом он абсолютно точно знал, что Чандлеры лгали, и что Арвизо лгали — а Джейсона Франсию он заставил солгать САМ ЛИЧНО! То, что Снеддон знал, что «жертвы» лгут, отчетливо видно по многим судебным документам, в которых Снеддон тасует факты так, как это выгодно обвинению. Стал бы он это делать, если бы считал эти факты достоверными? Тогда почему же Снеддон верил, что Джексон преступник, если знал, что «жертвы» лгут? А по той же простой причине, по которой в это верят хейтеры: живописные рассказы. В самом начале расследования 1993 г Снеддон читал «досье» Гутьерреса (позже ставшее книгой). И живописные рассказы из этого досье нарисовали в его голове тот образ Джексона-негодяя, который рисуют фальшивые «жертвы». Позже Снеддон выяснил, что «жертвы» фальшивые, но образ Джексона-негодяя в его голове так и застрял навеки. «Ложки нашлись, а осадок остался!». Кроме того, у Снеддона была масса других причин преследовать Джексона, как политических, так и финансовых.

В мае 2003 года, после общения с Ларри Фельдманом и Томом Снеддоном, на приеме у психиатра Стенли Катца, семья Арвизо в полном составе внезапно рассказала о «домогательствах», которые они яростно отрицали в течение предыдущих четырех месяцев. Даты домогательств, которые они тогда назвали (с 7 февраля по 10 марта) были совершенно смехотворными, потому что это означало, что Джексон, который был знаком с Гевином уже два года, решил домогаться его ТОЛЬКО ПОСЛЕ ТОГО, как по всем телеканалам начали обсуждать вопрос «а не домогался ли Джексон мальчика?», и в самый разгар расследования Детской Службы и полиции.

В конце ноября 2003 года сержант Стив Робел, просматривая видеокассеты, изъятые из дома Джексона и из офиса Брэда Миллера, с изумлением увидел на экране, как вся семья Арвизо, включая Гевина, рассказывает, какой Джексон замечательный, чистый и искренний человек — и эта пленка была записана в середине февраля!

Поэтому позже, когда Майклу Джексону предъявлялись официальные обвинения, «домогательства» оказались передвинуты на более поздние даты: с 20 февраля по 12 марта.

После изнурительного трехмесячного суда, в котором сторона обвинения вызвала около 100 свидетелей, а сторона защиты вызвала около 50 свидетелей, Майкл Джексон был признан невиновным по всем 14 пунктам обвинения.

Все свидетельские показания находятся в открытом доступе, и в них ясно видно, что семейство Арвизо в полном составе лжет. Какой вам привести пример? Ну, например, Гевин утверждал, что видел Майкла голым, но позже, когда речь зашла о витилиго, Гевин сказал, что он НЕ ЗНАЛ, что на коже Майкла есть коричневые пятна: «Я думал, он весь целиком белый…», сказал Гевин. Таких примеров десятки.

Кроме того, довольно очевидно, что Джанет Арвизо, как и ее предшественник, Эван Чандлер, является психически нездоровым человеком. Есть слухи, что она даже лечилась в психиатрической клинике (правда, твердых фактов по этому вопросу пока нет), тем не менее, когда человек рассказывает, что суперзвезда пыталась похитить ее на воздушном шаре, по-моему, все предельно ясно.

В результате этого суда под суд отправилась мать Гевина Арвизо за махинации с соцпомощью. На суде вскрылись факты того, что она принуждала своих детей лгать, чтобы вытягивать деньги из карманов людей побогаче — и, кстати, где после этого были «защитницы детей» Глория Олред, Кэрол Либерман и Опра Уинфри? Их перестало волновать благополучие детей Арвизо, как только это дело перестало быть связано с Майклом Джексоном.

Прошло еще 8 лет. Майкл Джексон умер в 2009 году, и, к большому удивлению его давних друзей Робсонов и Сейфчаков, ничего не оставил им по завещанию. Они решили исправить эту досадную оплошность. Правда, не сразу. В 2010 году Робсон со смехом рассказывал приятелю, что ему предложили денег за лживый рассказ о домогательствах Джексона, но он отказался, потому что Майкл ничего подобного не делал.

К 2013 году, однако, Робсон передумал, и заявил, что Джексон к нему таки приставал. Адвокаты Робсона позвали для компании Джимми Сейфчака, и тому понадобился еще год и миллионные долги, чтобы наплевать на совесть и вместе с Робсоном протянуть жаждущую руку компаниям, управляющим наследством Джексона, требуя денег.

Вот, собственно, и вся история. Она началась с Гутьерреса и закончилась Гутьерресом — потому что все, что вы слышите от Робсонов и Сейфчаков в фильме «Покидая Неверленд», и прочих лжецов (Макманус, Чакон и др.) было придумано Виктором Гутьерресом в период от 1986 по 1993 год, и доказательством тому служит его порнографическая книга, прославляющая педофилию.

И вся эта история, изложенная выше, полностью подтверждена самими обвинителями. Нет, не просто «подтверждена» — она СЛЕДУЕТ из слов САМИХ ЖЕ ОБВИНИТЕЛЕЙ, ее источники: книга Гутьерреса, книга Чандлеров, беседа Джорди с Гарднером, показания Гевина, Стара и Джанет Арвизо и судебные документы Снеддона.

И вся эта история лжи и вымогательств, ВЗЯТАЯ ЦЕЛИКОМ, доказывает, что все обвинения против Джексона были фальшивыми. А если все обвинения были фальшивыми, то Джексон невиновен — что тут непонятного?

Но, конечно, изложенная выше история — это только часть картины. В общей картине есть еще полмиллиона деталей, и некоторые отдельные детали, ВЗЯТЫЕ ВНЕ КОНТЕКСТА и ИСКАЖЕННЫЕ, могут смущать и заставлять сомневаться. В таком случае, помните хотя бы то, что ваши личные сомнения не являются доказательством виновности. А в отсутствие доказательств виновности в дело вступает презумпция невиновности: «Человек считается невиновным, пока его вина не доказана в суде». Или, проще: «Достойнее поверить преступнику, что он невиновен, чем оскорбить подозрением невиновного человека».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic