mjinnocent

Categories:

8 аспектов, в которых фильм «Покидая Неверленд» ошибается

Перевод статьи «8 аспектов, в которых фильм «Покидая Неверленд» ошибается». Оригинал здесь.

Автор: Амери Джонсон, 7 августа 2020 г.

Насколько обвинения Майкла Джексона в фильме «Покидая Неверленд» соответствуют статистике сексуального насилия над детьми? Узнайте 8 аспектов, в которых команда «Покидая Неверленд» ошиблась.

Фильм «Покидая Неверленд», премьера которого состоялась на канале «HBO» в разгар движений MeToo и Times Up, представляет собой двухсерийный четырехчасовой фильм с Уэйдом Робсоном и Джеймсом Сейфчаком в главных ролях. Эти двое мужчин заявляют о насилии со стороны Майкла Джексона в свои 7 и 10 лет. Сразу после второго вечера премьеры Опра Уинфри провела беседу с обвинителями и режиссером фильма Дэном Ридом перед аудиторией жертв сексуального насилия.

В ходе беседы она заявила: «Я сняла 217 эпизодов [программы «Опра»] о сексуальном насилии. Я пыталась и пыталась донести до людей мысль, что сексуальное насилие — это не просто насилие. Это еще и сексуальное соблазнение». Уинфри добавила, что Рид «сумел за 4 часа проиллюстрировать то, что я пыталась объяснить в 217 эпизодах».

До премьеры фильма «Покидая Неверленд» было известно, что Робсон и Сейфчак под присягой отрицали какие-либо домогательства и что они потенциально могли получить миллионы, изменив свои истории. Как бы то ни было, Опра Уинфри и другие утверждали, что «Покидая Неверленд» в любом случае является информативным документальным фильмом, независимо от того, правдивы ли истории обвинителей.

Опра начала с такой фразы: «Если он заставит вас, нашу аудиторию, увидеть, как оно происходит [сексуальное насилие], то фильм принесет пользу».

Какова была настоящая цель фильма «Покинуть Неверленд» и способствовал ли он распространению информации о сексуальном насилии над детьми, как утверждают Уинфри и многочисленные СМИ? Для того, чтобы дать людям правильную информацию о насилии, нужно рассматривать утверждения Робсона и Сейфчака как раздельные истории, вне того сценария, который пыталось представить шоу Уинфри. Использовать невиновного человека в качестве примера педофилии — это приведет не к осведомленности, а к паранойе и распространению ложной информации.

При сравнении рассказов Робсона и Сейфчака со статистикой сексуального насилия в доказанных случаях, становятся очевидны 8 аспектов, в которых «Покидая Неверленд» и шоу «После Неверленда» Опры Уинфри ошиблись.

1. Подробности сексуального характера

Психологи, работающие с жертвами изнасилования и сексуального насилия советуют своим пациентам сообщать о насилии ради их собственного исцеления, однако они всегда напоминают им, что им не нужно вдаваться в подробности, если они не хотят. Подобную травму тяжелее всего описать в деталях, поэтому большинство людей никогда не рассказывают свою историю полностью даже после того, как признались. Обычно жертвы дают самое поверхностное описание действий их обидчика, используя слова вроде: «трогал», «изнасилование», «оральный секс», «приставать» и т. п. Робсон и Сейфчак описывают события на порнографическом уровне, необычайно подробно. Когда взрослые жертвы, пережившие насилие в детстве, описывают насилие над ними, их рассказы обычно расплывчаты и обрывочны.

2. Отсутствие эмоций

Джанита Харрис, защитница жертв насилия и консультант по кризисным ситуациям, так описывает поведение обоих обвинителей: «Их тела очень жесткие. Их эмоциональный тон все время одинаков. Одним и тем же голосом, в том же ритме и тоне (каденции) они рассказывают и о своем волнении от первой встречи с Майклом Джексоном, и о сексуальном насилии. Нет единого поведения для всех жертв, однако оба эти человека не имели никакого эмоционального выражения, и они очень контролировали свой язык тела. Вот что я написала бы в отчете».

3. Место действия

Робсон говорит, что в первый раз его домогались, когда его родители уехали в Гранд-Каньон. Но его собственные судебные показания и показания его матери доказывают, что он отправился в поездку с семьей. В истории Сейфчака было так много «секса», даже на вокзале, которые в то время еще не был построен. В моем личном опыте с детским сексуальным насилием и в общении с другими жертвами, я не сталкивался с тем, чтобы жертва создавала воспоминания о насилии в таких местах, где оно не могло произойти.

4. Сомнительная терминология

Дэн Рид сказал газете «Лос-Анджелес Таймс»: «Это трудно говорить, но у него [Робсона] были полноценные сексуальные и эмоциональные отношения в возрасте 7 лет с 30-летним мужчиной, который был Королем поп-музыки. И поскольку ему это нравилось, и он любил Майкла, то секс был приятным. Простите, но это просто реальность». Термины, используемые в его фильме и в шоу «После Неверленда», снижают порог чувствительности аудитории к недозволенным взаимодействиям взрослых с детьми. Слово «груминг» (ухаживание) заменяется на «соблазнение» или «медовый месяц», а вместо «домогательства»/«насилие» используется слово «секс».

Описание детей как «любовников», а не «жертв», подозрительно добавляет элемент романтики и гламура в тему сексуального насилия.

5. Процесс груминга

Шоу «После Неверленда» рисует такую картину, словно «грумингом» является любое действие. Не прозвучало никакого объяснения разницы между нормальным общением взрослого с ребенком и тем, как ведет себя на этой стадии процесса сексуальный хищник. Уинфри решила сосредоточиться на элементе сексуального соблазнения и проигнорировать другие формы груминга, такие как «словесное давление», использование наркотиков/алкоголя или угроза/принуждение. Пятая стадия из шести этапов груминга   — это когда человек делает серию почти незаметных поступков и утверждений на протяжении времени, чтобы снизить восприимчивость жертвы к сексуальным действиям. Но оба мужчины утверждают, что Джексон приступил к половым актам немедленно, и только после этого снижал их восприимчивость до зрелого возраста.

6. В фильме нет экспертов

В статье «Почему в СМИ так мало скептицизма в отношении «Покидая Неверленд» и обвинений против Майкла Джексона?» автор Дэвид Уолш пишет: «Почему фильме не участвует ни один психиатр, эксперт по педофилии или кого-либо, имеющий квалификацию для обсуждения такого рода проблем? Грязные, сенсационные мотивы выражены в структуре и общей атмосфере этого фильма. «Покидая Неверленд» сделан не для того, чтобы информировать зрителя, а для того, чтобы его ошеломить, запугать и запачкать его мысли».

7. Повторяющиеся реплики

Во время шоу «После Неверленда» Робсон и Сейфчак затруднялись отвечать на вопросы, которые выходили за рамки их текста в фильме. Уинфри несколько раз задавала исследовательские вопросы, но когда Робсон или Сейфчак не могли ответить, она отвечала за них сама. Например, Робсона спросили, считал ли он в 2005 году, что Джексон сделал что-то плохое. Промямлив что-то бессвязное, он только сказал: «Майкл был хорошим, это все, что существовало в моей голове». И тогда Опра подсказала ему: «В твоем понимании ты находился там, чтобы защитить его и спасти». Это позволило Робсону вставить уже использованную реплику о «тренировках» Джексона.

8. Отсутствие признаков насилия

Робсон, Сейфчак и их семьи описывают целые битвы за свое психическое здоровье во взрослом возрасте. Но ни один из них не упомянул ни о едином симптоме насилия в детстве. Даже когда дети молчат о таких вещах, их выдает их поведение.

Rainn.org сообщает о нескольких поведенческих и эмоциональных симптомах и признаках сексуального насилия над детьми:

— появившиеся секреты от родителей,

— разговаривают меньше обычно,

— не желают оставаться наедине с определенными людьми,

— чрезмерно послушное поведение,

— сексуальное поведение, не соответствующее возрасту ребенка,

— изменение настроения или личности, например усиление агрессии,

— снижение уверенности или самооценки,

— чрезмерное беспокойство или страх,

— появление необъяснимых проблем со здоровьем, таких как боли в животе и головные боли.

Ресурсы:

— информация о детской травме и сексуальном насилии: Stop It Now! 

— смотрите фильмы «Начало» и «Ложь в “Покидая Неверленд”»

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic