mjinnocent (mjinnocent) wrote,
mjinnocent
mjinnocent

Categories:

Почему Майкл Джексон заплатил Чандлерам?

«Почему Майкл Джексон заплатил Чандлерам?» — наверное, самый частый вопрос, который задают те, кто только начал знакомиться с ситуацией вокруг Майкла Джексона. Для того, чтобы понять ответ, надо понимать, как устроена американская судебная система. Я не юрист, мне пришлось самой долго разбираться, чтобы понять, и ниже я постаралась дать подробный ответ на этот животрепещущий вопрос.


Итак, в американской системе правосудия (наверное, и в нашей так же) - существует два вида дел: гражданские и уголовные.

Гражданское дело суд открывает тогда, когда некий гражданин подает иск с требованием возмещения ущерба. В гражданских делах речь всегда идет о деньгах — например, вам кто-то задолжал денег, и вы хотите заставить его отдать долг. Или вас кто-то потрогал за попу, и вас это так шокировало, что теперь вам нужно пять лет лечиться у психоаналитика, и пусть вам на это дадут денег...

Судебные дела длятся очень долго. Могут год, могут пять... Например Эван Чандлер (отец Джорди) уже после всех судебных дел с Джорди, в 1996 г подал ЕЩЕ ОДИН иск на Майкла - говоря, что Майкл в своих песнях грязно намекает на него, Эвана, и пусть Майкл заплатит ему 60 млн долларов за моральный ущерб. Это дело длилось ШЕСТЬ лет! (и закончилось ничем, Эвану суд велел оплатить Майклу судебные затраты).

В гражданских делах у истца и ответчика есть ЗАКОННАЯ возможность заключить мировое соглашение, не доводя дело до судебного разбирательства. Естественно, истец подал иск потому, что он хочет денег, и он не согласится просто «передумать» — то есть, бесплатно отозвать свой иск и подписать мировое соглашение.

Например, вы подали иск и требуете 10 тыс долл. Ответчик (тот, на кого подали иск) говорит вам: я дам тебе 5 тыс и заключим мировое соглашение. И вы взвешиваете разницу — судиться неизвестно сколько лет и тратить деньги на адвокатов, или лучше сразу взять, сколько дают, и подписать мировое?

Или иск подали на вас. Даже если вы считаете, что вы не должны ответчику денег, и даже если вы уверены, что выиграете этот суд, вы взвесите затраты — человек требует 10 тыс, а на адвокатов я потрачу 100 тыс за год (а если суд продлится несколько лет, то и больше) — и тогда вы можете принять решение выплатить ему эти несчастные 10 тыс, потому что у вас нет другого выхода. Такой ситуацией и пользуются люди в США, подавая самые несуразные иски на знаменитостей и крупные компании, в надежде, что те просто не захотят тратить время и деньги на суды, и заключат мировое, лишь бы от них отстали.

В американском суде сам судья рекомендует обеим сторонам провести переговоры о мировом соглашении — это выгоднее для государства: им же надо платить судьям, юристам, секретарям и многим, многим другим.

Так что мировое соглашение выгодно всем: истцу, ответчику, судебной системе. И поэтому в США 90% гражданских дел заканчиваются мировым соглашением с выплатой денег. И поэтому каждый адвокат, который специализируется на гражданских делах, всегда начинает дело с обсуждения мирового соглашения.

Мировое соглашение (по англ. Settlement) часто переводят на русский как «урегулирование» или «уладить дело вне суда» — и вот из-за такого перевода и рождаются мифы. Люди слышат «уладить вне суда» и представляют себе темные подворотни, в которых люди тайком обмениваются пачками денег.

Заключение мирового соглашения – это обычная юридическая процедура. Мировое соглашение — это юридический документ, который подписывается В СУДЕ, подписывается СУДЬЕЙ, условия соглашения должны быть одобрены СУДЬЕЙ, и регистрируется оно В СУДЕ (как учреждении). По англ. говорят «out of court», что часто переводят как «вне суда», но на самом деле это означает «вне судебного зала», то есть, «без судебного разбирательства».

Мировое соглашение может включать в себя пункт о неразглашении информации, но ПО ЗАКОНУ оно не может препятствовать сторонам свидетельствовать в уголовном суде. Также ЗАКОН не считает заключение мирового соглашения признанием чьей-либо вины.

Теперь уголовное дело. Уголовное дело заводит не гражданин, а государство. В американских фильмах часто можно услышать "Народ против Джо Смита", или "штат Калифорния против Пита Джонса". "Народ/штат" - это государство, которое завело против человека дело.

Пострадавший в случае уголовного суда — всего лишь свидетель. Он главный свидетель, важный свидетель, и все же он только свидетель. Не во власти пострадавшего открыть или закрыть уголовное дело, он только подает заявление о том, что он пострадал — и полиция открывает дело и начинает расследование. Если пострадавший заберет свое заявление, то это не мешает полиции продолжить расследование, если полиция сочтет это нужным. И если полиция найдет других свидетелей того же преступления, она доведет дело до суда и без вас. Но это теоретически, на практике, конечно, полиции лишние хлопоты не нужны, и если вы — единственный пострадавший, они законно могут закрыть дело.

Если вы подадите ГРАЖДАНСКИЙ иск, в котором скажете, что вас жестоко избили, и вы за это хотите денег, то суд примет ваш иск, откроет гражданское дело — но при этом полиция откроет еще и уголовное дело, потому что в вашем деле речь идет об уголовном преступлении, и не важно, хотите вы наказывать своего обидчика, или нет. Потому что, избив человека, ваш обидчик совершил преступление, нарушил уголовный закон государства.

Уголовное дело нельзя закончить никаким мировым соглашением. Если вы — обидчик, и заплатите пострадавшему, чтобы тот забрал свое заявление по уголовному делу (и об этом узнают), то это называется ПОДКУП СВИДЕТЕЛЯ, и это уголовное преступление. Но даже если пострадавший заберет свое заявление и откажется выступать в суде, это не гарантирует того, что полиция закроет уголовное дело. Это зависит не от пострадавшего, это зависит только от того, считает ли полиция, что преступление действительно совершено, и собирается ли она его расследовать, искать других свидетелей и т.д.

Теперь как это все касается Джексона и Чандлеров.

17 августа 1993 г Джорди Чандлер "признался" психологу. Психолог немедленно уведомил полицию.

В тот же день полиция автоматически открыла УГОЛОВНОЕ ДЕЛО и начала расследование. Поскольку Джорди якобы «растлевали» и на ранчо (в Санта-Барбаре), и у Джорди дома (в Лос-Анджелесе) — было открыто ДВА уголовных дела: в отделении полиции Санта-Барбары и отделении полиции в Лос-Анджелесе. В СБ уголовное дело вел окружной прокурор Том Снеддон, в ЛА — окружной прокурор Джил Гарсетти.

Полиция опросила мать и отца, и еще нескольких предположительных свидетелей. Мать сказала, что она узнала о растлении вот только сейчас, когда полиция ей сообщила. Отец сказал, что сам он никогда НЕ ВИДЕЛ ничего подозрительного, просто отношения Джексона и его сына КАЗАЛИСЬ ему странными. Отец сказал, что он спрашивал сына не раз, тот все отрицал, но потом признался ему, и случилось это «признание» 16 июля (вопрос: чем отец занимался с 16 июля по 17 августа? Почему не шел в полицию?). Были опрошены несколько детей, и все дети отрицали какие-либо домогательства -- в том числе 10-летний Уэйд Робсон и 15-летний Джеймс Сейфчак.

21 августа был проведен обыск на ранчо Джексона "Неверленд" и в его квартире в Лос-Анджелесе. В последующие дни — опрос всех знакомых Джексона. Это все еще идет уголовное расследование.

30 августа Джексон через адвокатов подает иск против Чандлеров, обвиняя их в вымогательстве (как выяснилось позже, по этому иску в полиции не было вообще никакого шевеления).
Кстати, важно понимать разницу между
«вымогательством» и «шантажом» в американском законодательстве:
--
шантаж (blackmail), это когда человек реально совершил преступление, но шантажист обещает молчать, если ему заплатят.
-- вымогательство (extortion) - это когда вымогатель требует ему заплатить, угрожая сообщить властям о несуществующем преступлении.

14 сентября (через месяц после того, как начались два уголовных расследования) адвокат Эвана Чандлера -- Ларри Фельдман -- подает ГРАЖДАНСКИЙ иск против Джексона с требованием 30 млн долларов «за моральный и физический ущерб». Гражданское дело ведет в суде Санта-Барбары судья Дэвид Ротман.

Теперь против Джексона ведутся ТРИ дела:

— уголовное дело в ЛА ведет прокурор Джилл Гарсетти,

— уголовное дело в СБ ведет прокурор Томас Снеддон,

— гражданское дело в СБ ведет судья Дэвид Ротман.

Эти три дела юридически независимы друг от друга. Хотя, конечно, во всех трех одни и те же свидетели, одни и те же «вещдоки», поэтому служащие полиции, как положено в таких случаях, обмениваются информацией по своим расследованиям.

Адвокаты Джексона подают ходатайство судье Ротману, с просьбой отложить суд по гражданскому делу до тех пор, пока не будет закончено уголовное. То есть, адвокаты Джексона хотят, чтобы уголовный суд начался раньше гражданского (они уверены, что Джексона признают невиновным, у них есть много весомых доказательств против Чандлеров).

Но Ларри Фельдман (адвокат Чандлеров) подает другое ходатайство: с просьбой начать гражданское дело как можно раньше — и в законе есть для него лазейка: дети до 14 лет имеют такое право (на тот момент Джорди осталось до 14 лет всего полтора месяца). Судья принимает решение в пользу Чандлеров — гражданский суд начнется первым. Судья Ротман назначает Джексону дату дачи показаний под присягой: 25 января 1994, а само судебное слушание по гражданскому делу на 21 марта 1994

Это означает, что 25 января по ГРАЖДАНСКОМУ делу (в котором речь только о деньгах) Джексон будет ОБЯЗАН выдать все свои алиби, всю свою защиту, все собранные его юристами и детективами свидетельства против Чандлеров. И все эти материалы станут известны стороне обвинения — прокурорам, полицейским детективам и самим Чандлерам. И тогда сторона обвинения может «отредактировать» уголовное дело, и они могут придумать, как разбить защиту Джексона в уголовном суде. Например, Джексон скажет, что у него есть свидетель на какое-то число, подтверждающий, что он был вместе с Майклом и Джорди и ничего не происходило, а обвинение может позже исправить дату преступления, перенести «преступление» на другой день (это как раз и произошло в случае с Арвизо в 2005 г).

И что получается? Допустим, Джексон выиграет этот гражданский суд (где речь идет только о деньгах), и по итогу суда Чандлерам откажут в получении 30 млн по их иску. Да, Джексон сохранит свои деньги. Но когда Джексон пойдет затем в уголовный суд, он рискует сесть в тюрьму, если стороне обвинения удастся обойти его защиту.

Добавьте к этому, что пресса освещает каждый шаг всех судебных разбирательств, каждого свидетеля и т.д. С момента обыска на ранчо в СМИ началось бешенство, репортеры каждую мелочь раздували до невиданных масштабов, люди читали и слушали это все с раскрытыми ртами, и репутация Джексона (который в это время был в гастрольном турне за границей) портилась с каждой минутой. А в суде решение принимают присяжные — люди из народа. Эти люди слышат все вранье, что передают по тв и в прессе. И они придут на разбирательство в суде уже настроенные против Джексона.

Добавьте к этому, что гражданское разбирательство собирались ТРАНСЛИРОВАТЬ ПО ТВ. И в этом гражданском разбирательстве будет обсуждаться нижнее белье Джексона, фотографии гениталий, медицинские анализы, обрезан-необрезан, ДНК на простынях, подозрительные книжки, лже-свидетели (это отдельная тема), которые якобы видели, как Майкл щупал каких-то мальчиков… Вы хотели бы сами оказаться в такой ситуации?

Добавьте к этому, что так называемое «бремя доказывания» в гражданском процессе существенно ниже, чем в уголовном. Проще говоря, в гражданском процессе требуется всего лишь доказать, что мальчик действительно пострадал и ему причитаются деньги (например, психолог подтвердит, что по его оценке, у мальчика стресс). В уголовном же процессе требуется доказать вину подсудимого ВНЕ ВСЯКИХ СОМНЕНИЙ. Гражданский процесс не доказывает ВИНУ или ФАКТ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, гражданский суд интересует только мера ответственности подсудимого за те или иные моральные или физические страдания, заявленные истцом.

Человек может проиграть гражданский процесс, даже если его ВИНА не доказана. Говоря упрощенно, присяжные на гражданском процессе могут сказать: «мы не знаем точно, домогался ли подсудимый мальчика, но, похоже, мальчик и правда страдает, случились его страдания вроде после общения с подсудимым, так что пусть он мальчику заплатит». К тому же в гражданском процессе, в отличие от уголовного, достаточно, чтобы так сказали только 50% присяжных. В глазах общественности это будет выглядеть как «Джексон проиграл процесс!», и когда на уголовный суд придут новые присяжные, они уже заранее будут косо смотреть на подсудимого, потому что его ответственность вроде как доказана.

Добавьте к этому, что гражданское разбирательство неизвестно сколько продлится — 25 января это только дача показаний Джексона. Джексон тратит на свою команду из 6 адвокатов около 100 тыс. долларов В НЕДЕЛЮ — за год это 5 миллионов! Со всеми свидетелями разбирательство может легко продлиться и 5 лет — это 25 миллионов. (дело Арвизо длилось два года).

Знаменитости (всякие богатые киноактеры и проч) всегда имеют пункт в своем контракте со страховой компанией на случай судебных издержек, потому что против них постоянно судятся, пытаясь вымогать деньги. Против Джексона за его жизнь было подано около 1500 гражданских исков! Более 100 женщин объявляли его отцом своих детей. У одной женщины их было «от Майкла» аж трое, разных возрастов. У другой — четверняшки… Еще одна уверяла, что Майкл женился на ней дважды…

Часть денег на адвокатов Джексона платит страховая компания. Поэтому чем дольше он судится, тем больше потеряет денег страховая компания. Поэтому страховой компании тоже выгодно закончить дело как можно раньше — мировым соглашением. (Недавно было разбирательство в суде актера Билла Косби. В его случае страховая компания выплатила деньги БЕЗ ЕГО ВЕДОМА ВООБЩЕ. На Косби подала в суд женщина за секс-домогательства, и гражданское разбирательство еще шло, когда внезапно страховая компания выплатила требуемые деньги этой женщине, и дело было закрыто — гражданское дело было закрыто. А по уголовному делу Косби сел в тюрьму).

Адвокатам Джексона тоже выгодно мировое соглашение. Потому что мировое соглашение считается нормальным, грамотным завершением дела. Но если они вдруг проиграют, карьера адвоката, считай, кончена — все будут знать, что это адвокат Майкла Джексона, который провалил его дело в суде. Так что адвокаты тоже дуют в уши Майклу, что надо подписывать мировое.

И вот, взвесив все за и против, 24 января (т.е. накануне 25 января, когда он должен был давать показания по ГРАЖДАНСКОМУ ДЕЛУ и тем самым выдать все аргументы своей защиты) Джексон заключает с Чандлерами мировое соглашение, и Чандлеры отзывают свой гражданский иск.

Эта выплата (15 млн.) закрыла только гражданское дело. Суть произошедшего: Чандлеры хотели получить по суду 30 млн, а Джексон выплатил 15 млн. И все. На два уголовных дела, которые продолжались вестись против Джексона в двух округах, мировое соглашение по гражданскому делу никак не повлияло, и повлиять не могло — это гарантирует закон.

О мировом соглашении стороны объявили 25 января 1994 г. Это происходило возле здания суда, перед толпой репортеров с телекамерами — что еще раз должно напомнить вам о том, что это нормальная легальная процедура, а не подкуп свидетеля. В фильме Square One на моменте с 51:50 мин можно видеть фрагмент выступления адвокатов перед прессой. Ларри Фельдман, адвокат Чандлеров, говорит: «Никто не купил ничье молчание!». Прокуроры тоже заявили прессе, что уголовное расследование продолжается, и что Джордан готов давать показания в уголовном суде.

Цитата: «Обе стороны заявили (и это указано в самом соглашении), что соглашение никоим образом не является признанием какой-либо вины Майкла Джексона... Также была информация о том, что на выплатах настояла страховая компания Джексона, поскольку эксперты предвидели длительное судебное разбирательство, которое могло затянуться на годы и стоило бы артисту нервов и огромных денег. Стороны отметили, что расследование уголовного дела будет продолжаться. Окружной прокурор Лос-Анджелеса Джил Гарсетти отметил, что соглашение не влияет на уголовное расследование. Соглашение не мешает мальчику дать свидетельские показания в уголовном деле».

Уголовное расследование продолжалось. До сих пор Джексону даже не были предъявлены официальные обвинения — то есть, не было никаких доказательств, что преступление было совершено. По закону США официальные обвинения предъявляются двумя способами: либо прокурор предъявляет обвинения сам, с одобрения судьи (это когда есть прямые улики), либо созывается Большое жюри присяжных (группа граждан от 16 до 23 чел), и им представляются все материалы дела, все возможные косвенные улики, и свидетели. Большое жюри решает, есть ли хотя бы подозрение на совершение преступления. Большому жюри для этого не нужна гора твердых доказательств, достаточно малейших сомнений против подозреваемого. В Америке есть шутка, что «Большое жюри, если захочет, может предъявить обвинения даже сэндвичу с ветчиной». Если обвинения будут предъявлены, дальше будут назначены даты судебных разбирательств.

С 9 февраля до 30 апреля идут заседания Большого жюри в округе Санта-Барбары. Свидетели дают показания под присягой, отвечают на вопросы прокурора и адвокатов, рассматриваются улики и проч. (В числе свидетелей — Бланка Франсия, Джейсон Франсия, Касим Абдул и Ральф Чакон — те самые, кто потом говорили в таблоидах всякую дрянь против Майкла, и позже подавали против Майкла гражданские иски, требуя денег «за незаконное увольнение», и все они проиграли эти иски, и всем им было назначено выплатить Майклу миллионы долларов за судебные издержки, и никто из них этого не сделал.)

Обвинения не были предъявлены. А это значит, что присяжные не увидели ни малейших убедительных свидетельств (и что на тех слушаниях мать и сын Франсия, Абдул и Чакон не сказали ничего против Майкла).

С марта по май идут заседания Большого жюри в Лос-Анджелесе. В числе свидетелей — Кэтрин Джексон. Адвокат Джексона, Говард Вейцман, сказал: «За все годы моей работы я никогда прежде не видел, чтобы мать становилась объектом расследования и была вызвана для дачи показаний перед Большим жюри. Это ... граничит с издевательством». Прокуроры пытались получить информацию от Кэтрин о том, не изменил ли Майкл Джексон внешний вид своих гениталий.

И обвинения опять не были предъявлены. Что означает, что и лос-анджелесские присяжные не увидели абсолютно никаких убедительных свидетельств.

И ВСЕ ЖЕ дело не было закрыто, и расследование продолжалось. Прокуроры и полиция искали все новых и новых свидетелей, знакомых Майкла, дальних знакомых… и никто из них ничем помочь прокурорам не мог, потому что никто никогда за Майклом ничего подозрительного не замечал ни в малейшей степени.

6 июля Джордан объявил прокурорам, что он отказывается давать показания в уголовном суде (если, конечно, этот суд состоится). Джорди так никогда и не давал показаний под присягой. В августе, когда началось дело, он прошел беседу с соцслужбой, прошел беседу с полицией, подписал несколько заявлений (просто рассказ своей версии того, как все было, записанный адвокатом или следователями, и подписанный Джорди). Но в уголовном суде ему пришлось бы давать показания под присягой, и, если бы его поймали на лжи, пришлось бы отвечать по закону. Ему уже исполнилось 14 лет, а с этого возраста наступает ответственность за дачу ложных показаний.

Но расследование продолжалось и без Джордана. Прокурор и полиция полетели в Австралию, еще раз допросить 11-летнего Бретта Барнса — они уже допрашивали его в августе, и Бретт отрицал какие-либо домогательства, он даже выступил на ТВ, защищая Майкла. Прокурор и полиция летали на Филиппины, допросить бывших работников Майкла, мужа и жену Куиндой, потом летали в Европу, допросить еще кого-то...

И только 22 сентября 1994 г окружной прокурор Лос-Анджелеса Джил Гарсетти и окружной прокурор Санта-Барбары Том Снеддон, наконец, сдались. Они объявили, что после грандиозного 13-месячного расследования, в ходе которого было опрошено более 400 свидетелей, в том числе более 60 детей, Джексону не будет предъявлено обвинений. В совместном заявлении прокуроры признались, что у них нет никаких доказательств против Джексона. Их единственный свидетель, Джорди Чандлер, сообщил им 6 июля 1994 г, что не хочет давать показания, они процитировали его: «я сожалею, я не хочу и не буду свидетельствовать». Джил Гарсетти признал, что расследование не дало никаких результатов. Том Снеддон был слишком пристыжен, чтобы признать, что «охота на ведьм» с шестью обысками, двумя Большими жюри и сотнями опрошенных свидетелей закончилась ничем.

За этот свой позор Том Снеддон с лихвой отыграется на Джексоне, когда ему подвернется такой случай в 2003 году...

Прокуроры объявили, что хотя расследование закончено, уголовное дело закрыто не будет. Оно останется открытым еще 6 лет, до истечения срока давности. Прокуроры сказали также, что если у кого-нибудь есть хоть какая-нибудь информация против Джексона, пусть обращаются к ним.

За те шесть лет, как позже говорила полиция, к ним обращалось много сумасшедших, и полиция проверяла информацию, но ни одного мало-мальски достойного доверия свидетеля обнаружено не было.

11 января 1998 года Джордану Чандлеру исполнилось 18 лет. Он стал совершеннолетним. А закон позволяет заставить совершеннолетних свидетельствовать. Прокуроры Санта-Барбары и Лос-Анджелеса теперь имели полное право выписать Джордану Чандлеру повестку в суд (subpoena) и заставить его дать показания. За неподчинение повестке свидетелю грозит крупный денежный штраф или даже тюремный срок (здесь). Уголовное дело все еще было открыто. Почему прокуроры даже не попытались заставить Чандлера дать показания?

17 августа 1999 года срок давности по уголовным делам истек. Вы думаете, дело было закрыто? Как был не так. Под предлогом того, что Майкл Джексон не находился в стране в течении двух лет, пока длился его тур HIStory, Том Снеддон добился продления срока давности на два года. И за эти два года Снеддону опять не удалось ничего нарыть... И Чандлера они опять-таки вызвать не пытались. Дело было наконец-то закрыто 17 августа 2001 года.

Так почему же Джексон заплатил Чандлерам? Все еще думаете, что для того, чтобы закрыть уголовное дело? Тогда посмотрите хронологию еще раз:

— после мирового соглашения, заключенного 25 января 1994 года и после выплаты многомиллионной суммы, два уголовных расследования в двух округах все еще продолжались,

— Джорди отказался давать показания только через 5,5 месяцев после того, как было заключено мировое соглашение,

— после того, как Джорди Чандлер отказался давать показания в суде (если он будет), расследования продолжались еще 2,5 месяца,

— после того, как 22 сентября 1994 г расследование было прекращено, уголовное дело НЕ БЫЛО ЗАКРЫТО. Оно оставалось открытым еще восемь лет, до августа 2001 г. Прокуроры не попытались заставить Джордана Чандлера дать показания, хотя тот стал совершеннолетним в 1998 году.

Вопросы?



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments