mjinnocent

Categories:

Тэйлан Зейтун: «Я был мальчиком в жизни Майкла Джексона...»

Тэйлан Зейтун (Talun Zeitoun) — сын Джанет Зейтун, которая была парикмахером-стилистом Майкла Джексона. Будучи ребенком, Тэйлан много лет провел рядом с Майклом.

30 января 2019 г, после премьеры фильма «Покидая Неверленд», Тэйлан Зейтун написал статью «Я был мальчиком в жизни Майкла Джексона, и ничего из того, в чем его обвиняют в документальном фильме, не происходило» и опубликовал ее на своем сайте.  

Тэйлан — один из многих (очень многих!) детей и семей, которые долгие годы дружили с Джексоном и сейчас встали на его защиту. Все те, кто лично знал Джексона и защищает его, как и Тэйлан, вынуждены делать это исключительно на своих собственных страницах в соцсетях — в Фейсбуке, Твиттере, в личных блогах. Никто не дает им слова в ток-шоу или теленовостях. Ни в каких телепередачах, статьях или документальных фильмах вы не найдете упоминаний об этих людях и о сделанных ими заявлениях — вот и судите, насколько «правдиво» и «объективно» освещается история Майкла Джексона средствами массовой ДЕЗинформации.

Далее мой перевод статьи Тэйлана Зейтуна:

Я хотел написать и опубликовать это до того, как в прошлую пятницу на фестивале «Сандэнс» состоялась премьера фильма «Покидая Неверленд». Ведь когда я был ребенком, я близко общался с Майклом Джексоном, и ничего из того, в чем его продолжают обвинять, со мной не происходило. Но я решил подождать, потому что хотел посмотреть, получит ли фильм огласку, учитывая изменчивые и безуспешные претензии Уэйда Робсона к Майклу Джексону в прошлом. Конечно, пусть расскажут свою историю еще раз. Правда и справедливость снова восторжествуют. Вскоре после премьеры я погуглил «leaving neverland», и обнаружил статьи, утверждающие, что этому 4-часовому фильму аплодировали стоя. Изумленный, я поискал по хэштегу в Инстаграмме и обнаружил кадры из театра: Уэйд Робсон, Джеймс Сейфчак и режиссер Дэн Рид стоят на сцене, а зрители рукоплещут у их ног. Не знаю, делали ли это зрители потому, что восприняли их как жертв, выступивших с публичным признанием, или потому, что сочли фильм хорошим, или по обеим причинам; но я подумал, что их стратегия, к сожалению, сработала.

Повышение осведомленности о насилии над детьми и создание безопасных условий для того, чтобы другие жертвы могли высказываться, очень важно, но использовать для этого Майкла Джексона просто неправильно. Чтобы история имела значение, необходим элемент доверия, а я не доверяю людям, которые приняли участие в этом фильме. Давайте начистоту: Майкл Джексон был в центре внимания. Он давал интервью, отвечал на трудные вопросы, соглашался на допросы в документальных фильмах, выдержал 10-летнее расследование ФБР, и прошел через 18-месячный уголовный процесс, в котором был оправдан и признан невиновным по всем 14 пунктам обвинения. И тот факт, что СМИ могут полностью переиначить результаты 12 лет уголовных расследований и судебных разбирательств, манипулируя теми же самыми историями, изначально рассказанными несколькими людьми, тем более людьми, изначально стоявшими на стороне защиты, очень пугает. Может быть, даже ужасает.

Я не смотрел фильм, но знаю, что он «представляет двух мужчин... утверждающих, что в детстве они подверглись сексуальному домогательству со стороны поп-звезды Майкла Джексона» (Википедия). Каждый имеет право рассказать свою историю, и я считаю, что каждый должен рассказать свою историю настолько правдиво, насколько способен, но моя претензия к фильму «Покидая Неверленд» заключается в том, что он представляет лишь одну сторону, тем более, что эта сторона состоит всего из двух человек. К тому же, эти двое знакомы друг с другом. Таким образом, мы имеем историю двух знакомых между собой мужчин, которые детьми занимали место в жизни Майкла, историю, воспетую в 236-минутном документальном фильме. Не забывайте, что фильм — это уже вторая попытка Робсона рассказать свою историю. В 2013 году он публично рассказал ее короткую версию и одновременно подал против Эстейта Майкла Джексона судебный иск, позже отклоненный судом. Это случилось через восемь лет после того, как он дважды заявлял под присягой, что Майкл Джексон не делал ничего плохого — в ходе уголовного суда, на котором присяжные признали Джексона невиновным. Очевидно, что намерение фильма — показать Майкла злодеем в отношении детей, но я считаю, что фильм «Покидая Неверленд» сам является злодейским по отношению к влиятельному и богатому человеку, который умер почти 10 лет назад и поэтому теперь беззащитен.

Я был частью жизни Майкла со дня моего рождения в 1987 году и до 2001 года. Последний раз я находился рядом с ним за сценой «Стейплс-Центра», когда мимо меня провезли его гроб. Я хорошо его знал, потому что моя мать, Джанет Зейтун, в то время его единственный парикмахер-стилист, знала его еще лучше. Они были близки почти как брат и сестра. Моя мать была одним из немногих не-членов семьи Джексонов, приглашенных на частную панихиду на кладбище, которая состоялась за несколько часов до публичной панихиды в Лос-Анджелесе. Майклу было комфортно в обществе моей матери, потому что она умела смешить его, как никто другой, не говоря уже о том, что она великолепный мастер. Майкл даже писал, что она «Микеланджело волос».

В 80-х, 90-х и начале 2000-х моя мать сопровождала Майкла по всему миру. Она была рядом с ним, делая ему прически на съемочных площадках, в гримерках, за кулисами его концертов, у него дома, в самолетах, в гостиничных номерах, в машинах, и да, даже в Неверленде. Когда она была беременна мной в 1986 году, Майкл сказал ей, что у нее будет мальчик, а в день моего рождения он отправил к нашему дому лимузин, полный подарков. И с того времени, поскольку она растила меня одна и хотела проводить со мной больше времени, мама брала меня с собой на работу. Я вырос на съемочных площадках музыкальных клипов Майкла, я играл со своими игрушками на полу в его гримерных, а иногда он приходил к нам домой, чтобы сделать прическу. Когда я подрос и научился ходить, я стал ответственным за то, чтобы у Майкла во время репетиций всегда были конфеты. Майкл заставлял всех замереть и терпеливо ждать, пока я топал к нему по сцене. Я даже помню, как в его трейлере пел ему песню «Не могу дождаться, когда стану королем» (стыдно вспомнить!), но он внимательно меня слушал и улыбался. Я бывал в Неверленде, и несколько раз там был и Майкл, и он устроил нам экскурсию по своему дому. Я помню, что на моем любимом гольф-каре была эмблема Питера Пэна. Я помню полный конфет киоск в его кинотеатре; можно было зайти за прилавок, взять их, и посмотреть любой фильм, какой только захочешь. Я помню, как ехал на большом паровозе, который возил людей с одного конца ранчо на другой. Помню большую пузатую свинью по имени Петуния, и как мне позволили дать имена новорожденным олененку и кролику. Я назвал их Кадди и Тампер; оригинально, знаю, но Майклу понравились эти имена.

В отличие от Робсона или Сейфчака, я не появлялся с Майклом на публике. Единственным подобием моей публичности была моя фотография с ним на развороте буклета его турне 1995 года. Четырнадцать лет спустя опекун его детей узнал меня за кулисами в «Стэйплс-Центре» во время панихиды и сказал, что эта фотография была у Майкла одной из любимых, и в 2009 году она все еще стояла на его рояле в Неверленде.

Я помню, как уезжал из Неверленда счастливым ребенком и с нетерпением ждал, когда проеду туда опять. Помню, как я говорил маме, что хочу еще раз отпраздновать там свой день рождения и снова хочу пообщаться с Майклом на ранчо. Большая часть моего времени с Майклом пришлась на 90-е годы, как раз, когда началось расследование ФБР по обвинению в растлении. Не думаю, что моя заботливая и хорошо осведомленная мать, зная о происходящем и о том, какие обвинения выдвинуты, позволила бы мне общаться с Майклом и бывать в Неверленде, если бы она ему не доверяла.

Я твердо уверен, что Майкл не делал ничего плохого. Но вам не обязательно верить мне на слово; знайте, что его правда была доказана в суде. Истории, представленные в фильме «Покидая Неверленд», невероятно односторонни. Этот фильм представляет всего лишь рассказ Уэйда Робсона и Джеймса Сейфчака — ведь я тоже помню, как покинул Неверленд, как и моя мать, как и многие другие люди из жизни Майкла, которые были бы рады высказаться в фильме с таким общим названием, которому не по праву позволили изобразить жизнь Майкла и неверно понятые его отношения с детьми. Любой заслуживающий доверия режиссер-документалист, желавший выяснить правду, провел бы необходимое расследование и представил бы полную историю, основанную на тщательно отобранных, значимых и разных источниках. Уверен, в четырехчасовом фильме этому нашлось бы место. Поэтому я глубоко разочарован каналами HBO и Channel 4 UK, которые намерены показывать его весной. Эти каналы ухватились за фальшивку и собираются распространять плохо состряпанный фильм, основанный на однобоких мнениях горстки человек, которые многие их зрители сочтут правдой.

«Покидая Неверленд» выглядит убедительно, потому что хорошо разыгранные истории Робсона и Сейфчака похожи на те, что действительно произошли с некоторыми из зрителей. Это ловкий, но нечестный способ заработать на болезненных точках общества. Фильм выглядит убедительно еще и потому, что его воздействие усилено влиятельными телеканалами, представившими его, и серьезным кинофестивалем «Сандэнс», на котором состоялась его премьера. Фильм проехался на гребне волны таких важных общественных движений как #MeToo и #TimesUp, и пользуется тем, что многие зрители думают, что уже знают ответ задачки: «Майкл Джексон» плюс «всегда рядом дети» равняется «растлитель». В результате получился побочный продукт лживых историй под соусом правдоподобности, предназначенный разжечь ярость прессы и склонить прессу на сторону самопровозглашенных жертв. Эти средства массовой информации имеют аудиторию (или нет), и, возможно, наняты каким-то более «крупным» рупором, который глушит тех журналистов, кто действительно ищет правду. Поэтому основная публика, которая оценивает информацию по легкости доступа, постепенно начинает верить в историю, построенную на том, чтобы показывать им то, что они хотят видеть. За счет этого растет разрушительная сила. За счет этого растет снежный ком. И поэтому я подаю голос именно сейчас.

Я призываю вас считать своей ответственностью всегда искать правду и учесть мнение всех сторон, прежде чем делать какие-либо выводы из того, каким Майкл представлен в этом фильме. Если позволить им наживаться на ситуации, позволить им представлять неполную, тщательно отобранную в своих интересах информацию и манипулировать прессой, то все это — в сочетании с растущим представлением СМИ о своем всемогуществе — может уничтожить вердикт суда и навсегда потопить правду в пользу лжи. Это брешь в нашей экосистеме электронных новостей, которая способна повлиять на судьбу человека, и именно этим пользуется фильм «Покидая Неверленд», тем более, что на кону — деньги. Эта брешь разрушит его семью, опорочит его наследие и сотрет из истории его творчество. Если вы думаете, что эта маленькая брешь не приведет к столь значимых последствиям, то знайте для начала, что она уже убила Майкла Джексона.

Майкл однажды написал мне письмо на фирменном бланке Неверленда. Он написал: «От твоего защитника и старшего брата Майкла Джексона». Сейчас моя очередь защищать его, рассказав свою историю, потому что я торжественно клянусь, что этот добрый, гениальный человек невиновен. Думаю, если бы это было иначе, то я бы знал.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic