mjinnocent

Categories:

Джо Вогель: Что вам следует знать о новом документальном фильме о Майкле Джексоне

Джозеф Вогель — американский культурный критик, автор нескольких книг, включая книгу о певце Принце «Эта штука зовется жизнь: Принц, раса, секс, религия и музыка» и несколько книг о Майкле Джексоне: «Человек в Музыке: творческая жизнь и работа Майкла Джексона» (2011), «Песня Земли — Майкл Джексон и искусство сопереживания» (2011) и «Майкл Джексон и заново изобретенный ПОП» (2012).

Ниже следует мой перевод статьи Джо Вогеля, опубликованной в «Форбс» 29 января 2019 года (оригинал на сайте Forbes). Ссылки внутри статьи — это те ссылки, которые дал в оригинальной статье сам Вогель.

Пояснение: эта статья не является рецензией на фильм «Покидая Неверленд», который я не смотрел, но дает контекст, стоящий за представленными в фильме обвинениями.

Когда Майкл Джексон умер в 2009 году, Уэйд Робсон — бывший хореограф, чьи обвинения в домогательствах представлены в новом скандальном документальном фильме «Покидая Неверленд» – написал в трибьюте своего друга такие слова:

«Майкл Джексон навсегда изменил мир и, на более личном уровне, мою жизнь. Он — причина того, почему я танцую, почему пишу музыку и одна из главнейших причин того, почему я верю в чистую доброту человечества. В течение 20 лет он был моим близким другом. Его музыка, его движения, его личные слова вдохновения и поддержки, и его безусловная любовь будут жить во мне вечно. Я буду безмерно по нему скучать, но я знаю, что он обрел покой и очаровывает небеса мелодией и лунной походкой».

Робсону было тогда 27 лет. Четырьмя годами ранее он свидетельствовал на суде по делу Джексона 2005 года (будучи взрослым) о том, что между ними никогда не было ничего сексуального. До того суда Робсон не виделся с Джексоном много лет, и не был обязан свидетельствовать в пользу защиты. Он выдержал жесткий перекрестный допрос, понимая ответственность за дачу ложных показаний под присягой. Но Робсон твердо, уверенно и убедительно заявил, что ничего сексуального никогда не происходило

Что изменилось с тех пор? Кое-что изменилось:

— В 2011 году Робсон говорил с Джоном Бранкой, одним из управляющих Эстейта Майкла Джексона, предлагая свою кандидатуру на должность режиссера новой постановки «Цирка дю Солей» — мюзикла под названием «ONE». Робсон признался, что хочет получить эту работу «очень сильно», однако Эстейт выбрал на эту должность другого человека.

— В 2012 году у Робсона случился нервный срыв, вызванный, как он сказал, навязчивым желанием добиться успеха. Его карьера, по его собственным словам, начала «рушиться».

— В том же году, когда карьера, финансы и брак Робсона оказались под угрозой распада, он пытался продать издателям свою книгу, в которой говорилось, что его сексуально домогался Майкл Джексон. Ни один издатель его книгу не купил.

— В 2013 году Робсон подал гражданский иск и кредиторское требование, которое некоторые источники оценивают суммой в 1,6 млрд долларов. Хотя точная цифра выяснилась бы только после суда, борьба шла за огромные деньги. Вскоре после этого Джеймc Сейфчак обратился к юристам Робсона и затем подал и свой иск и кредиторское требование. Сейфчак заявлял, что он осознал совершенное над ним насилие только после того, как увидел выступление Робсона на телевидении. Суд отклонил его иск в 2017 году.

— В 2019 на кинофестивале «Сандэнс» состоялась премьера документального фильма, основанного исключительно на обвинениях Робсона и Сейфчака. Хотя фильм, безусловно, шокирует, учитывая его содержание, в нем не представлено никаких новых свидетельств или свидетелей. Режиссер Дэн Рид признал, что он не хотел брать интервью у других ключевых фигур этой истории, потому что это могло бы усложнить или поставить под сомнение историю, которую он хотел рассказать. Иски Робсона и Сейфчака в настоящий момент поданы на апелляцию.

Для СМИ весьма соблазнительно воспользоваться именем Джексона в обсуждении вопроса сексуальных домогательств в целом, как проблемы общества. Ар-Келли справедливо был низвергнут документальным фильмом, и преступления многих других значимых личностей получили огласку, так что вроде бы логично, что Майкл Джексон тоже может быть виновен. Однако это опасное измышление — особенно учитывая историю Америки в отношении несправедливых обвинений и приговоров в адрес чернокожих мужчин — так что честным людям было бы нелишне обдумать все более тщательно, прежде чем выносить артисту приговор. Не случайно одним из любимых произведений Джексона была книга (и фильм) «Убить пересмешника», история о чернокожем Томе Робинсоне, жизнь которого уничтожили ложные обвинения.

СМИ предлагают публике выдержки из показа на фестивале «Сандэнс», вырывая факты из контекста и не подвергая их ни малейшему сомнению. Они очевидно забывают, что никакие другие обвинения не обсуждались так широко и подробно, как обвинения против Майкла Джексона. В середине 90-х годов, и затем снова в 2000-х, когда Джексон прошел через изнурительный судебный процесс, пресса устраивала двухгодичные подробные обсуждения каждой детали обвинений. Ранчо и квартира Джексона дважды подвергались внезапному обыску полиции — и ничего инкриминирующего обнаружено не было. В 2005 году суд присяжных, состоящий из консервативно настроенных жителей Санта-Марии, признал Джексона невиновным по всем пунктам обвинения. ФБР проводило тщательное расследование, и их 300-страничное досье на поп-звезду, опубликованное согласно Закону о свободе информации, не содержит никаких свидетельств его вины.

Между тем, десятки людей, которые в детстве проводили время с Джексоном, продолжают утверждать, что ничего сексуального никогда не происходило. Среди них — сотни больных и смертельно больных детей, как, например, Бела Фаркаш (Джексон спас ему жизнь, оплатив его пересадку печени) и Райан Уайт (больной СПИДом мальчик, с которым Джексон подружился и поддерживал до конца его жизни). Среди них и менее известные личности, как, например, Бретт Барнс и Фрэнк Кассио, а также звезды, как Макколей Калкин, Шон Леннон, Эммануэль Льюис, Альфонсо Рибейро и Кори Фельдман. Среди них племянники и племянницы Джексона, и трое его собственных детей.

Обвинения, окружавшие Джексона, сильно поблекли за последние десять лет не без причины: в отличие от дел Билла Косби или Ар-Келли, чем больше люди вглядывались в обвинения против Джексона, тем больше находили свидетельств его невиновности. На суде 2005 года обвинительные материалы выглядели настолько абсурдно, что Мэтт Таибби из журнала «Роллинг Стоун» описал это так:

«С виду это была история о правосудии над обидчиком детей, но на деле суд над Майклом Джексоном являл собой парад гнусных американских типов: жуликов, паразитов, бесталанных интриганов, либо погрязших в безработице… либо занимающих надуманные должности информационного века, пытающихся срубить деньжат любым возможным способом.

Ведущим этого реалити-шоу был окружной прокурор Том Снеддон, чья метафорическая роль состояла в том, чтобы представлять злые серые сердца молчаливого большинства — желчная посредственность, жаждущая насолить любому, кто хоть раз провел отпуск в Париже. За первый месяц судебных заседаний мы лицезрели, пожалуй, самую дискредитированную группу свидетелей обвинения, когда-либо собиравшуюся в американском уголовном суде — почти все до единого изобличенные лжецы, торговцы сплетнями или того хуже…

Следующие шесть недель буквально каждая деталь обвинения лопалась, словно мыльный пузырь, прямо в зале суда, а главной интригой дела стал вопрос: сумеет ли прокурор протащить всех своих свидетелей через зал суда так, чтобы их не увели оттуда в наручниках».

Что изменилось с тех пор?

В случае Робсона, через десяток лет после предполагаемых событий Робсон устраивал барбекю вместе с Джексоном и его детьми. Он выпрашивал билеты на прощание с артистом. Он участвовал в трибьютах в память о Джексоне. «У меня до сих пор хранится телефон с его номером, — писал Робсон в 2009 году. – Мне невыносимо даже думать о том, чтобы удалить его сообщения».

Затем, внезапно, через двадцать лет, его история изменилась, и вместе с новыми обвинениями возник судебный иск на огромную денежную сумму.

Майкл Джексон, как эксцентричный богатый афроамериканец, всегда был мишенью для судебных тяжб. В 80-е и 90-е годы десятки женщин лгали, заявляя, что он — отец их детей. Против него подавались иски, ложно обвинявшие его в плагиате различных песен. Не так давно, в 2010 году, женщина по имени Билли Джин подала против Эстейта Джексона безосновательный иск о его отцовстве с требованием 600 миллионов долларов.

Я провел огромный объем исследований жизни этого артиста, брал интервью у множества близко знавших его людей и получил доступ к большому количеству частной информации, и могу сказать, что, по моей оценке, никакие свидетельства не указывают на виновность Майкла Джексона. В отличие от переменчивых рассказов Робсона и Сейфчака, в словах людей, близко знакомых с Джексоном, наблюдается заметное постоянство. Эти люди знали его со всех возможных сторон — это его друзья, родственники, сотрудники, коллеги-артисты, инженеры звукозаписи, деловые партнеры, телохранители, бывшие жены, его собственные дети. По их словам, Майкл был мягким, гениальным, чувствительным, иногда наивным, иногда ребячливым, иногда не понимал, как его воспринимают со стороны. Но никто из этих людей не верит, что он был растлителем детей.

Примечание от меня (автора этого блога): когда эта статья была опубликована 29 января 2019 года, после слов «никто из этих людей не верит, что он был растлителем детей» следовал еще один абзац, в котором Джо Вогель яростно заявлял, что порядочный режиссер предоставил бы слово этим людям (друзьям, родным и коллегам Джексона), и что фильм «Покидая Неверленд» — заказной, проплаченный для того, чтобы очернить память Джексона.

Однако спустя некоторое время этот яростный абзац исчез из статьи, и появились два дополнения, которые следуют ниже. Первое дополнение, возможно, появилось по настоянию активистов движения MeToo, и Вогеля заставили пояснить, что он ничего не имеет против реальных жертв насилия, и как бы заранее извиняться перед Робсоном и Сейчаком на случай, что они вдруг окажутся настоящими жертвами. Но второе дополнение могло возникнуть только после жалоб адвокатов Робсона и Сейфчака, поскольку столь тонкие детали о «раздельности исков» и «точной сумме», которую они требуют, не могли волновать никого, кроме них.

Дополнение: Хочу пояснить, что я глубоко сочувствую жертвам сексуальных домогательств. Я также глубоко верю в принципы законного судопроизводства, особенно учитывая историю Америки в отношении темнокожих людей. Целью этой статьи была предложить некоторый контекст относительно обвинений против Майкла Джексона. Однако, поскольку меня там не было, я не могу уверенно говорить об опыте Уэйда Робсона и Джеймса Сейфчака. Я искренне надеюсь, что истина восторжествует, и все, кто пострадал, найдут исцеление.

Дополнение 2: Эта статья была дополнена, чтобы прояснить, что, хотя Робсона и Сейфчака представляет одна и та же адвокатская контора, их иски против Эстейта Майкла Джексона были поданы раздельно. Он также разъясняет, что точная денежная сумма их исков/кредиторских требований не будет известна до окончания разбирательства их гражданских исков.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic