mjinnocent

Categories:

Маллика Чопра: вспоминая о моем детстве рядом с Майклом Джексоном

Маллика Чопра — американская писательница, предпринимательница и общественный деятель, дочь Дипака Чопра и сестра Готама Чопра. После смерти Майкла Джексона она написала статью, перевод которой я даю в этом посте. Оригинал статьи здесь.

Маллика Чопра
Маллика Чопра

Маллика Чопра на Intent.com

Июнь, 2009

Сегодня я пишу этот блог с грустным сердцем. Мой брат Готам Чопра и мой отец Дипак Чопра написали прекрасные статьи с воспоминаниями о нашем друге Майкле Джексоне. Я сомневалась, писать мне что-нибудь или нет, и в конце концов решила написать — ради моего собственного исцеления.

У нас с братом было волшебное детство, и во многом оно было таким благодаря Майклу. Майкл приглашал нас на ранчо «Неверленд», и мы жили там так, словно оно наше собственное — от фильмов до видеоигр, от безумных гонок на автодроме до игр с шимпанзе и изумительного печенья с шоколадными каплями. Мы привозили в это волшебное место своих двоюродных братьев и сестер и наших друзей, чтобы вместе повеселиться.

Обедать или ужинать за столом с Майклом в те дни — почти 20 лет назад —  всегда было интересным опытом. Он вдруг начинал напевать, потом извинялся и убегал. Потом возвращался, радостно смеясь, и объяснял, что к нему только что пришла музыка, и он должен был ее записать, чтобы сохранить то, что пришло, как он всегда говорил, откуда-то извне. Каждый раз, когда мы были с Майклом, я чувствовала себя уютно и спокойно, и в то же время была полна восхищения.

Мои отношения с Майклом сильно отличались от отношений с ним моего отца и братьев. Нас с Майклом объединяло наше обожание детей. Его сердце плакало от боли, с которой сталкиваются дети во всем мире. Однажды, когда мы с ним беседовали о его предстоящем выступлении на Суперкубке, Майкл придумал, как он может использовать внимание всего мира для большего дела, и так родился Фонд «Исцели мир» (Heal The World). Моей первой работой после окончания колледжа был запуск работы этого фонда вместе с небольшой командой. Я так гордилась работой, которую мы проделали за короткое время... но с грустью обнаружила, что наши добрые намерения застопорились, когда Майкла впервые обвинили в растлении детей. Буквально в один день, по понятным причинам, все некоммерческие организации, которые готовы были помочь, отступили от нас, и мы тихо закрыли дело. Моя семья всегда верила, что Майкл был невиновен в обоих случаях — все те, кто знал Майкла близко, знали, что он был необычным человеком, и что время от времени он совершал необдуманные поступки. Но думать, что Майкл может обидеть ребенка — это было непостижимо.

В течение последнего десятилетия наши отношения с Майклом по-прежнему были сфокусированы на детях, теперь уже на наших собственных. (Мы оставались на связи благодаря моей лучшей подруге, Грейс, которая много лет была няней его детей.) Было потрясающе видеть в те ранние годы, как обожал Майкл своих детей. Он менял им подгузники, пел им, играл с ними, укачивал их и купал, и менял свои наряды, когда они на него срыгивали — обычное для родителей дело. Когда мы с ним говорили, он часто размышлял о чуде родительства. Он также оберегал их так, как этому научило Майкла его собственное потерянное детство и его паранойя о том, что люди попытаются ими воспользоваться к своей выгоде, как это люди делали по отношению к нему самому. Пэрис, Принс и Бланкет — трое прекрасных детей. С уходом Майкла я искренне молюсь, чтобы из не постигла та душераздирающая боль, с которой их отец снова и снова сталкивался в своей жизни.

Я пишу этот блог в Лондоне после очень сюрреалистической встречи с людьми того сорта, которых всегда остерегался Майкл. Не стану писать подробности, но за те несколько часов, когда я чувствовала, что мои дети в опасности, я на чуточку заглянула в те причины, почему Майкл стал таким параноиком. Как печально, что такой доверчивой душе пришлось стать такой недоверчивой. Ведь он был по-настоящему любящей, доверчивой душой.

Здесь, в Лондоне, как и во многих странах мира, каждый телеканал сейчас отдает дань уважения Майклу Джексону. Пока я смотрела новости с моими двумя маленькими дочерьми (7 и 5), я обнаружила, что мне многое нужно им объяснить. Почему у него была белая кожа? (У него было кожное заболевание). Почему он выглядел так не так, как выглядел в детстве? (Последовала увлекательная дискуссия о пластической хирургии). Почему он выглядел так странно? Почему он все время прятался? Что будет с Принсом, Пэрис и Бланкетом? Я терпеливо отвечала на их вопросы, стараясь помочь своим детям понять этот запутанный мир. Реальность такова, что жизнь и судьба Майкла поднимают болезненные вопросы о том, как мы воспринимаем мир и как мы относимся к другим людям.

Пока мы смотрели, на экране появилось видео песни «Исцели мир». И, наконец, после того, как я все утро сдерживалась, я заплакала, обнимая своих дочерей. Слышать песню, в которой Майкл пел об исцелении мира...

У Майкла действительно был дар исцеления — его музыка и его добрая душа тронули миллиарды сердец — и этим, я надеюсь, он и запомнится.


Еще статья Маллики о Джексоне: http://intentblog.com/rediscovering-michael-jackson/

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic